olgatea: (Default)
Новая заставка отлично подходит к шуму океана за окном. В Карлсбаде всё спокойно:) Сегодня вечером в Тамараке прошёл турнир по настольному теннису. С, как занявшему первое место, достался симпатичный рюкзак для прогулок по городу. Жаль, но ярмарку в деревне Карлсбад я сегодня пропустила. На будущее мне
weekly Farmers' Markets are held "Rain or Shine"
Every Wednesday 1pm - 5pm and Saturday 1pm - 5 pm.
Enjoy the fresh and fabulous delights you'll find at the Carlsbad Village Farmers' Market, located in the heart of the Village at 2930 Roosevelt Street between Grand Avenue and Carlsbad Village Drive.
Зато завтра можно прокатиться до Encinitas и там купить что-нибудь вкусненькое.
можно приготовить, скажем такое:
Салат с персиком и аругулой
на четверых
1 большой персик, порезанный на 12 долек

тарелка листьев аругулы или руколы, как её иначе называют

2 стол. ложки козьего сыра

горстка раздавленных кедровых орешков

для заправки- соус :

2 ст.л. красного вина или уксуса

1 ст.л. апельсинового сока

1 ч.л. мёда

½ ч.л. соли

1 ст.л. оливкового масла

Directions:

*
Whisk together all the ingredients for the red wine vinaigrette.
*
Place arugula and peaches into a large bowl. Dress with desired amount of dressing and use your hands to toss the ingredients to coat.
*
Place dressed arugula and peaches onto 4 plates. Crumble about ½ Tbs of goat cheese on each of the plates and then sprinkle the pine nuts on each of the plates. Season with fresh crack pepper if you like.

Enjoy!!
А ещё я люблю зелёный салат с малиновой заправкой.
olgatea: (Default)
Прочитала сегодня мнение, что вышивать возможно только лишь в декрете. У меня оно так и было.Только ещё в прошлой жизни.
В трудовой моей книжке запись о работе вышивальщицей 2го разряда числится следующей после садовника в Иностранке и приходится именно на второй младенческий год сына.
Как сейчас помню сквер с бюстом Дзержинского и клумбой вокруг него и скамейку, на которой сидела такая же молодая мама как я и вышивала что-то на пяльцах. Младенец её мирно спал в стоящей рядом коляске.
Тогда вышивание не было столь популярным занятием как сейчас и пяльцы были в диковинку, я заинтересовалась и подошла поближе разглядеть, чем это девушка занимается. Оказалось , она подрабатывает на фабрике надомным трудом. Воротничок из белого шёлка с узором гладью, что она вышивала, стоил фабрике три рубля с копейками. Но я всё равно подумала, что идея неплоха, и вызнала у неё адрес этой самой фабрики.
Фабрика находилась во дворах у Рижского вокзала. Мне дали лоскут шёлка, образец и попросили вышить кусочек. Потом был получасовой тренинг по мережкам, и вуоля: я стала надомной работницей.
Для более продуктивного результата мама научила меня класть пяльцы на край стола, придавливать их тяжёлым томом детской энциклопедии, и вышивать двумя руками. Нужно было держать правую руку над тканью, а левую-под тканью, и так сновать иголкой вверх-вниз, как заправская вышивальщица.
Получаться у меня стало отнюдь не сразу. Ещё одним препятствием был только начавший ходить сын, который ходил пешком как раз под тот стол, на котором я устанавливала свои орудия труда.
Ужасно боялась его уколоть, всё время держала указательный палец нижней руки на иголке. Пальцы все были исколоты вначале, потом нашла бабушкины напёрстки, пригодились.
Продержалась на этой работе недолго. Уж больно мало платили за поистине кропотливый труд. У меня на полочке стоит панно с вышитым золотой ниткой храмом Вознесения. Куплено оно было по случаю в Сан Франциско, а привезено из Торжка. Вышивка золотой ниткой гладью по малиновому фону. Объём работы и техника близки к тем, что были у меня в бытность работы вышивальщицей. Вот интересно, сколько сейчас получают торжские золотошвеи.
olgatea: (Default)
"Это довольно грустная история. В общем все умерли. А я знал этих людей близко.
Дело вот в чём - вышли воспоминания Сердобольской. Ольгу Юрьевну знал я близко. Её часто поминали в связи с тем, что её дед написал музыку, что исполняется чрезвычайно часто и называется в обиходе "В лесу родилась ёлочка". Под Новый год к ней приходили корреспонденты и задавали одинаковые вопросы - это был странный ритуал. Однако потеря чужих судеб немного обидна.
Я много что знаю о ней, и вот, покидая тот район где мы все жили, я стал перечитывать эти воспоминания.
"5-я Тверская-Ямская, дом 30, квартира 11, моя малая родина... Город меняется медленно, но проходят два-три десятилетия, и ты уже не узнаешь родных мест. Молодежь удивляется: оказывается совсем недавно на моей памяти, не было ни Черемушек, ни Университета; на Калужском шоссе, теперешнем Ленинском проспекте, были "академические" огороды, где мы сажали картошку, а на месте Университетского проспекта был изъезженный большак со шлагбаумом, и парни из села Семеновского, сапогах и косоворотках, орали песни под гармонь. Парни, впрочем, не сильно изменились, только вместо гармони - плеер с наушниками.
Про картошку мама рассказывала такую историю. Когда во время войны ученым Академии наук выделили делянки под картошку, конечно, заниматься огородом пришлось маме. Она тоже была не бог весть какой огородник, поэтому посадила картошку кое-как и до конца августа туда больше не приезжала. Остальные ученые принялись ухаживать за картошкой "по науке": сыпали какую-то химию, окучивали, пололи. Каково же было всеобщее удивление, когда на нашем заросшем травой участке картошка оказалась в два раза крупнее, чем у остальных!
Мы жили за Садовым кольцом, между Тверской и Каляевской (ныне снова Долгоруковской), среди многочисленных Тверских-Ямских и Миусских улиц и одноименных переулков. Наш район считался Миусской частью, и телефон наш был Миусы (Д) 1-04-05.
Это был район "деревянной Москвы", только в тридцатых годах он начал застраиваться 6-7-этажными зданиями, между которыми было разливанное море одноэтажных домишек, откровенно бревенчатых или оштукатуренных. Ближе к Тверской иногда встречались доходные дома в стиле модерн. Однако в районе 5-й Тверской-Ямской и дальше, к Каляевской и Новослободской, была настоящая "Котяшкина деревня", как ее называли окрестные жители. Все местные хулиганы были в основном из "Котяшки", и вечером там появляться одним не рекомендовалось.
Наш дом, построенный в 1933-34 годах, выходил торцом на 5-ю, а шестью подъездами на Пыхов тупик, сейчас там просто двор. Два или три подъезда были на другом торце, где дом поворачивался буквой "Г". Дом был изначально розовый, покрытый мраморной крошкой, но на моей памяти он уже стал закопченным, темно-серым. Каждый подъезд слегка выдавался вперед и обрамлялся четырьмя колоннами, между средними была дверь, а между крайними - лавочки, где по вечерам сидели обязательные лифтерши в обществе пожилых матрон или шушукались девчонки. Между подъездами зеленели газоны с деревцами, огороженные гнутыми трубами, по которым мы любили ходить, изображая канатоходцев, причем регулярно шлепались на газон. За это нам крепко попадало от нашей дворничихи и лифтерши Крыловой (Крылихи), которая жила в нашем подвале и все видела. Меня она только ругала, обещая нажаловаться бабушке с дедушкой, а чужих просто лупила по загривку. С ее сыном Толькой я позже регулярно дралась на улице. Один на один - я мальчишек не боялась, здоровая была, хотя и храбростью не отличалась. Но эти гады норовили напасть стаей, и как-то врезали мне из рогатки куском алюминиевой проволоки в висок - хорошо не в глаз! Но это позже, уже в школе.
В тридцатые годы в нашем доме жили летчики, военные, юристы, как мой дед. Дом был кооперативный, и квартиры, по большей части, отдельные. Надо ска-зать, что после выплаты пая дом немедленно стал государственным, и никакой собственности жильцы не получили. А после 37-го года из первых кооператоров уцелели считанные единицы. В нашем первом подъезде, кроме нас, Генины и Строкатенко, во втором подъезде семья Светки Черкасовой. Дед ее, Алексей Иванович Стражев, был историком, профессором МГУ, а бабушка - педагогом- математиком (мы в пятом классе учились по ее учебнику, "по Березанской"). Мама рассказывала, что в 37-м году они почти каждую ночь не спали, прислушивались: за кем сегодня... Аресты происходили всегда ночью. НКВД-шники почему-то никогда не пользовались лифтом (впрочем, лифт работал до двенадцати), и тихие шаги приближались по лестнице, а утром чья-то квартира оказывалась опечатанной, и соседи старались не смотреть друг на друга. Сейчас трудно даже вообразить себе ужас этих ночей, многие годы подряд. Какие там телекиллеры - детский лепет...
Позже появились другие жильцы. Квартиры стали коммунальными. Многие въехали после войны вместо эвакуированных, выселенных якобы за неуплату. В покинутые квартиры могли вселить кого попало за небольшую мзду. Мы, дети, конечно, всего этого не знали, да никто нам об этом и не рассказывал. В нашем мире были совершенно другие ценности. Смертным грехом считалось наябедничать на кого-нибудь, хотя среди родителей, по-видимому, донос считался явлением нормальным, и сексотом был чуть ли не каждый третий. Почти всех людей, сидящих дома, пытались завербовать в осведомители, к моей бабушке тоже подъезжали, она отговорилась болезнью. У детей же про "ябед-корябед" ходила дразнилка, сочиненная еще при царе Горохе:
Ябеда проклятая, На колбасе распятая, Сосисками прибитая, Чтоб не была сердитая.
Колбасу и сосисок большинство ребят никогда не видели, питаясь хлебом и картошкой. Были еще другие дразнилки - "религиозного" содержания:
-А?
- Ворона-кума! Тебе крестница, мне ровесница. Меня крестили, а тебя в помойку опустили.
Большинство ребятишек были некрещенные и в бога не верили, но быть опущенным в помойку никому не хотелось.
Раньше 5-я Тверская-Ямская (ныне ул. Фадеева, если обратно не переименовали) не доходила до Садового кольца, и на месте ее нынешнего начала была "проходняшка", - проходной двор. При входе во двор еще долгое время после войны стояли противотанковые ежи, сваренные из рельсов и опутанные колючей проволокой. Здесь наша "Пятая" сворачивала под прямым углом по направлению к площади Маяковского и превращалась в 1-й Тверской-Ямской переулок, который пересекал 4-ю, 3-ю и 2-ю Тверские-Ямские и выходил на улицу Горького. Этот участок улицы Горького только недавно наконец переименован снова в 1-ю Тверскую-Ямскую, а то мы в детстве никак не могли понять, как так, четыре Тверские-Ямские есть, а 1-й нет. Дальний от центра конец нашей улицы упирался в Миусский сквер, на который выходил фасад "Менделеевки" - Химико- технологического института им. Менделеева. По дороге "Пятую" пересекала 3-я Миусская, тоже довольно большая улица, которая пережила два переименования: в 50-х годах она стала улицей К. Готвальда из-за близости к Чехословацкому посольству (ближайшая Васильевская улица стала улицей Ю. Фучика), а после перестройки ее назвали ул. Чаянова. На углу 3-й Миусской находилось старое здание ФИАНа, где работал папа, - сейчас там Институт прикладной математики. Меня в детстве один раз туда водили, но больше бывать я там не пожелала, потому что ужасно испугалась известного физика Б.М. Вула - он был похож в моих представлениях на страшного гнома и так жутко улыбался... Мы встретились лет через тридцать на защите Ирки Дрогайцевой. Он мило держал меня за коленку, тогда я все это ему выложила. Наверно, обидела старика.
На углу "Пятой" и 3-й Миусской, которая шла от ул. Горького до Новослободской, стоял дровяной склад, и даже сейчас, проходя там, я всегда мысленно чувствую замечательный запах свежераспиленных березовых поленьев: говорят, что обонятельные воспоминания самые прочные. На 3-й Миусской стоял и стоит поныне Дом композиторов, где в те годы жило полно наших знакомых музыкантов, например, А.И. Хачатурян и С.А. Самосуд. Потом многие уехали в более новые "композиторские" дома - на ул. Огарева (Газетный пер.) и на Садовом кольце. Вообще в нашем районе многие новые дома имели названия (Дом пилотов, Дом Милиции) по-видимому, они были ведомственные. В Доме композиторов располагались правление Союза композиторов и уютный клуб с красными плюшевыми занавесями, где мы позже смотрели разные "непрокатные" фильмы, в том числе Чаплина, Диснея и т.д. Мама рассказывала, что Дом Композиторов был задуман в виде арфы - чего не придумывали в 30-е годы! - а когда начали возводить участки с отрицательной кривизной, постройка стала рушиться, и работы остановили. Я, правда, не нахожу сейчас никакого сходства с арфой - дом, как дом: наверху перильца с вазонами, большие подъезды и красивые лифты со скамеечками и зеркалами.
Троллейбусы, в том числе и двухэтажные, ходили в 40-х годах только по улице Горького и Садовому кольцу (кольцу "Б") и назывались "букашками". Теперешние троллейбусы "Б" взяли свой номер от трамвая, а может быть, даже конки, ходившей некогда по Садовой. Остальной транспорт был трамвайный, между прочим, экологически более чистый, чем автобусы. По Оружейному переулку, от которого теперь осталась четная половина, ходили трамваи, с трудом разворачиваясь на углу Каляевской. Там и сейчас часто бывают пробки, а тогда было чудовищное нагромождение трамвайных путей, а на углу - будка, где сидела стрелочница, - стрелки переводились вручную. Садовая тогда была вдвое уже, хотя сады уже срубили. На углу Каляевской и Садовой находился молочный магазин, снаружи и изнутри выложенный белым кафелем, который мне всегда хотелось полизать. Трамваи с Оружейного сворачивали на 3-ю Тверскую-Ямскую и шли по ней в сторону Белорусского вокзала и Пресни: трамвай А -"Аннушка", - который почти целиком вытеснили с бульварного кольца А, затем № 23 с красным и синим фонариками и № 28 - с красным и зеленым. По 1-му Тверскому-Ямскому переулку ответвлялась грузовая трамвайная линия, заворачивала на нашу "Пятую" и упиралась в ворота термитно-стрелочного завода. Он находился неподалеку от нашего дома, что там делали - убей, не знаю, по-видимому, что-то железное, т.к. из цехов доносился грохот. Грузовые трамваи с маленькой кабинкой и двумя открытыми платформами ходили по нашей улице редко, два-три раза в день, а потом и вовсе перестали. Кстати, о трамваях. Как утверждали мама, тетя Оля и Вера Антоновна Чунгурова, всю жизнь прожившие на Бронной и Патриарших, никакой трамвай никогда не ходил ни по Бронной, ни вокруг Патриаршего пруда, ни по окружающим переулкам, он ходил только по Садовому кольцу. Так что все это чистейшие фантазии Булгакова, которому просто не хотелось вести Берлиоза по Бронной до Садового кольца, и он предпочел передвинуть туда трамвай.
Легковых автомобилей - черных квадратных "эмок" - тоже было мало на наших улицах, изредка протарахтит по булыжнику грузовая "полуторка". Гораздо больше было лошадей, запряженных в зависимости от сезона в телеги или сани. На улице вечно валялись конские "яблоки". Лошадей привязывали к каменным или железным тумбам; многие тумбы так и вросли в толщу асфальта.
Двора у нас как такового не было. Рядом с нашим домом была небольшая асфальтированная полоса, где мы школьниками играли в "штандр" и "круговую лапту". Дальше тянулся пустырь с прудом (его вырыли во время войны на случай перерывов в водоснабжении), в котором на моей памяти утонул мальчик; я смотрела с 6-го этажа, как его вытаскивали. После войны пруд засыпали. Пустырь круто обрывался к нашему дому: замечательные были "горки" зимой, даже мальчишки не отваживались кататься стоя и ездили на картонках. В войну на пустыре были огороды и сараи из кровельного железа и фанеры, где даже кто-то жил. Позже все это стало просто помойкой, и мы с девчонками искали там красивые стеклышки; у меня была целая коллекция фарфоровых осколков с цветочками и кусочков абажура из двойного стекла - снаружи зеленого, а внутри белого. У нас дома такой был.
На пустыре мы в конце мая чистили шубы. Для меня это был просто праздник. Мама с домработницей вытаскивали ворохи меховых и шерстяных ве¬щей, развешивали их на солнышке и выбивали пыль специальными выбивалками или просто палками. Это делалось в ясный солнечный день, в воскресенье, и мама была целый день со мной. Я скакала босиком и кувыркалась на разложенных на земле вещах, мы закусывали прямо во дворе, где одуряюще пахло мелкой ромашкой, кашкой, "гусиной" и "канареечной" травкой. Повсюду цвели одуванчики, из которых мы плели венки. Мне тоже давали палку, и свои вещи я выбивала сама. Мама была такая веселая, а дома часто грустная и усталая.
Действующих церквей в нашем микрорайоне не было, и слова такого - "микрорайон" - тоже не было. Смутно помню какую-то полуразломанную церковь в "Котяшке", ее вскоре снесли. Однако переулок между нашим пустырем и термитно-стрелочным заводом назывался Пыхов-Церковный, тоже почти проходной двор. Упирался он в Каляевскую улицу, а на углу стояло и стоит поныне здание "Союзмультфильма", переделанное из бывшей церкви. Ее высокая безглавая колокольня красного кирпича до сих пор вздымается в небо... Около церкви было когда-то кладбище, и мы с девчонками находили много плит и кусков от памятников с надписями. Ближайшая действующая церковь была за Новослободской, сейчас она тоже действует. Недалеко от нас, на 2-й Тверской-Ямской, долгие годы стоял недостроенный храм Александра Невского, его бросили возводить, когда началась Первая мировая война, и циклопический силуэт без крыши и куполов всегда чернел на закатном небе. По размерам этот храм должен был быть больше храма Христа- Спасителя, но тот восстал из праха только через 70 лет после разрушения. В 40-х годах в недостроенном храме Александра Невского были какие-то склады. Позже его пытались взорвать, но безрезультатно, а большой заряд положить побоялись - в соседних домах от взрывов и так все стекла повылетели. Только в 50-х годах с помощью железного шара на цепи его удалось разрушить, - целую неделю долбали. На этом месте построили Дворец пионеров, перед которым стоят фигуры молодогвардейцев - героев романа А. Фадеева.
Не во всех домах было электричество, газ и даже вода. На углу напротив нашего дома стоял чугунный колодец, из которого брали воду. Ручка была тугой - не повернуть, а как иногда хотелось попить водички! Иногда все-таки ребята всем скопом наваливались на ручку, и из крана вырывалась толстенная струя, окатывая их с головы до пят. Сразу же выбегал дворник с метлой или лопатой и разгонял всю ораву.
Ну что же! Мы уходили играть "за дом". Особенно мы любили "классики", в которые сейчас играют как-то по-другому. А тогда правила были очень сложные: надо было швырять стеклышки в определенную клетку, двигаться особенными прыжками, иногда вслепую, спрашивая: "Мак?" - "Мак". - "Мак?" - "Дурак!" - орали все дружно, когда ты наступал на черту или не дай бог попадал в "огонь", тогда надо было не просто пропустить очередь, а все снова начинать с первого "класса". Другой любимой игрой были скакалки, они же прыгалки. Обычно двое крутили, остальные прыгали "без опоздал" на каждый взмах, кто задевал веревку, сменял крутящего. Иногда возникали споры вроде того, что "я не сама наступила, это от тебя была волна...", но все решало большинство. Высшим пилотажем считалось прыганье в две скакалки. У меня была замечательная прыгалка, ее называли "бычья веревка" - длин-ная, тяжелая, крутилась равномерно, и мочить ее не надо было. Однажды какого-то хулигана мы с Ланкой отлупили этой веревкой и с тех пор, как только он появлялся у нас во дворе, дружно кричали: "Помнишь, Витька, бычью веревку?"
В круговую лапту играли командами, мне очень нравилось составлять команды перед игрой. Все разбивались на пары примерно одинаковой ловкости и силы. Одна пара была "матки". К ним обращались: "Матка, матка, чей вопрос (или чья отгадка)?" Одна из маток выбирала: "Сирень или левкой?", "Чайник или кофейник?" и т.д. Я бегала плохо, но зато часто ловила мяч, что приносило запасные очки команде. ...Наша квартира находилась на 6-м этаже - высоко, пол-Москвы видно. Лучшую комнату с эркером из одиннадцати окон дедушка Михаил Львович Сухаревский отдал семье старшего сына - моего папы. Число 11 я помню точно, потому что мне эти окна пришлось мыть раз сорок: весной и осенью. Напротив, через дорогу, находилась нейрохирургическая больница им. Бурденко, она и сейчас там. Само здание больницы выходило фасадом на 1-й Тверской-Ямской переулок и было отгорожено красивой решеткой в стиле модерн. Около решетки вечно стояли посетители и перекликались с больными, те высовывались из окон, в халатах, с перевязанными головами. На нашу сторону выходили всякие подсобные помещения больницы, в том числе виварий и морг. С шести утра бедные собаки с черепномозговыми операциями начинали ужасно лаять и визжать, особенно, когда начиналась кормежка. Здание морга тоже не бездействовало. Обычно раз- два в неделю там происходили похороны по высшему разряду, и духовой оркестр на нашей улице фальшиво играл траурный марш Шопена. С тех пор я этот марш терпеть не могу. С Белорусского вокзала были хорошо слышны печальные крики паровозов, и я всегда представляла, что этим паровозам так не хочется тащить тяжелые составы неизвестно куда, а хочется остаться в теплом депо".

Сердобольская О. – М.: Физический факультет МГУ, 2011. – 204 с
olgatea: (Default)

Путь к морю (притча)


древняя притча о пути к мечте

Мальчику, родившемуся в бедной далёкой деревушке, однажды приснилось море. Но ни его родители, ни остальные люди, жившие в деревне, не знали даже названия бескрайнему простору воды и не верили, что такой может существовать.

Став юношей, мальчик решил отправиться на поиски своей мечты. Все в деревне посчитали его сумасбродом. Но он упрямо пошёл по дороге, пока не очутился на развилке.

Выбрав один из путей, он вскоре оказался в селе, жители которого наслаждались спокойствием и достатком. Они тоже ничего не слышали о том, что где-то существует бескрайнее пространство вод, но предложили юноше остаться у них и зажить той же жизнью, что и они.

В селе приходилось работать меньше, чем в его родной деревушке, а жизнь была гораздо более сытой и радостной, поэтому юноша там остался на несколько лет. Но однажды ему снова приснилось море. И он ушёл из села.

Вернувшись на развилку, он выбрал другую дорогу и через некоторое время очутился в большом городе. Там знали, что где-то есть море, но никто не собирался его искать. Городская жизнь увлекла повзрослевшего юношу. Несколько лет он осваивал новые ремёсла, завёл свою мастерскую, женился, у него родились дети. Он забыл о своей мечте.

Но когда у этого человека уже подрастали внуки, ему вдруг снова приснилось море. И он оставил город, вернувшись на развилку дорог. Там он выбрал последнюю узкую тропинку, которая привела его к подножью высокой горы. Старик понял, что, поднявшись на неё, он сможет хотя бы издали увидеть море.

Долгие часы он медленно поднимался вверх крутой горной тропой. Его силы уже почти иссякли, когда он оказался на вершине.

С высоты он увидел развилку дорог, село, где прошла его юность и город, где он жил все последние годы. Его взгляд скользил дальше к горизонту. И он увидел бескрайнее море вдали. Старик почувствовал, что у него кружится голова. Но прежде чем остановилось его сердце, он понял, что все дороги от развилки вели к морю, но ни одну из них он не прошёл до конца.

Получить свою древнюю притчу.
olgatea: (Default)
жизнь пройти- не поле перейти
http://www.youtube.com/watch?v=0TamvrMZl4g&feature=related
olgatea: (Default)
"Почти шекспировские страсти кипят в московской школе. Не совсем обычный 9 "Б" класс разорван пополам. Два клана - двоечников и отличников ведут настоящую междоусобую войну. Никто не знает, когда и почему разгорелась эта битва. И в самый разгар сражения в класс приходят новенькие Он и Она. И шаткое равновесие нарушается...



Высокие страсти, любовь и отчаяние - все смешалось в этой странной истории. Талантливая музыка Алексея Шелыгина, остроумный текст Натальи Белюшиной, современный язык постановки и искрометная игра юных актеров откроют Вам увлекательный мир этого спектакля."

Этот спектакль мы с А. смотрели в апреле.
Но оказывается у московской истории есть калифорнийский римейк в реальной жизни.Короткой строкой:
"Сегодня мы смотрели фильм. http://en.wikipedia.org/wiki/Paul_Blart:_Mall_Cop
Да, на уроке. В библиотеке. Такой ничего особенного. детский. И Катарина не захотела. Я, говорит, его уже 6 раз смотрела. Я лучше книжку почитаю. У неё была интересная книжка с собой. Я не догадалась захватить.Так вот сидит Катарина, никого не трогает, уткнулась в книжку. А Джулия как увидела, что К. не смотрит киношку аж глаза закатила. Перегнулась через спинку стула и противным голосом таким : Катарина! У тебя есть телефон?
Катарина на секунду оторвалась от книги, чтобы сказать короткое нет. Она привыкла уже, что её спрашивают, но видно было, что она расстроилась. Посмотрела на меня и говорит: не то чтобы это самая главная вещь, без которой мне не обойтись. Родители не хотят, чтобы у меня был телефон. Последняя фраза прозвучала всё же с небольшой толикой обиды.
И тут Диего заявился. Джулии видно скучно было и она немедленно на него переключилась, потому что дразнить Катарину, которая на её слова не реагировала и продолжала читать, было не интересно.
Эй, Диего! чем будешь заниматься? Диего пожал плечами:"Почитаю чего-нибудь, наверное.." Джулия опять закатила вверх глаза и что-то сказала , наклонившись к рядом с ней сидящей Хайди. Диего - самый умный в классе, учителя его обожают, потому что он всегда готов помочь убраться или расставить-сложить стулья на концерте, или помочь принести всё для лабс. А ещё он делает самые трудоёмкие и интересные проекты. Например когда мы проходили Древний Египет, он смоделировал такой бюст фараона из папьемаше и покрыл его сначала грунтовкой, а потом раскрасил. Но мне Д. не нравится, он слишком скучный. И ещё он фатат подвесных ферм. Всякий раз, когда нало сделать сочинение на свободную тему, он выбирает эти сады и огороды. Мне нужен словарь, мам, чтобы понять, что он говорит.
Таких как Джулия много. И знаешь, многие, те что любят читать, не признаются в этом, боятся, что такие как Дж. будут насмешничать.
Есть и те кто не обращает внимание на тех, кто в агс. Но их мало. Джулиан, к примеру. По математике он в Пай-классе. Я никого юольше не знаю, кто бы был в пай. И ещё Джулиан-фанат Giants. Это у него везде написано, вся его одежда рассказывает об его увлечении.
olgatea: (Default)
Plan ahead to stay and enjoy these upcoming events!


Last Sunday of the month - Local Rodeo in Duncans Mills

JUNE
Russian River Rodeo 4-5TH
Forestville Youth Park BBQ. 3 day of rides, music, food and fun. 3-5th
Art at the Source Open Studios, first two weekends
Healdsburg Jazz Festival 3-12th
Harmony Festival, Santa Rosa 10-12th
Hot Air Balloon Classic 18-19th
Cotati Jazz Festival 18yh
Sonoma Lavender, Food and Wine Festival, Kenwood, 25-26th

JULY
Big Rocky Games, Water Parade and Fireworks, Monte Rio 2-3rd
Stewards Gourmet Walk & Art in the park, Armstrong Woods, 9th
A taste of Cazadero,16th
Vineman Ironman 70.3, 17th
Hot Graton Nights Car Show, 23rd
Jamaica in July, Korbel winery 23rd
Vineman Triathlon/Barb's Race 30th
Fort Ross Cultural Heritage Day 30th

AUGUST
3rd Annual Monte Verde festival, Monte Rio, 6th
Gravenstien Apple Fair, Sebastopol, 12-13th
Grapes to Glass, 19-21st
Wings Over Wine Country, 20-21st
Russian River car Show, Monte Rio, 20th
Rockin and Rollin on the River, Korbel Winery, 27th

SEPTEMBER
7th Annual Antique Marketplace, Duncans Mills, 3-5th
Russian River Jazz and Blues Fest, Guerneville, 10-11th
Cajun Zydeco Festival, Sebastopol, 10th
Stewards Old Grove Festival, Armstrong Redwoods, 17th
Weekend along the Farm Trails 24-25th
olgatea: (Default)
Взгляните внимательно и если возможно — нежнее.

И если возможно — подольше с нее не сводите очей

Она перед вами—дитя с ожерельем на шее

И локонами до плечей.



В ней—все, что вы любите, все, что, летя вокруг света

Вы уже не догоните — как поезда ни быстры.

Во мне говорят не влюбленность поэта

И не гордость сестры.



Зовут ее Ася: но лучшее имя ей — пламя,

Которого не было, нет и не будет вовеки ни в ком.

И помните лишь, что она не навек перед вами.

Что все мы умрем...

1913
olgatea: (Default)
Abutilon sp. (Flowering Maple)
Acer palmatum (Japanese Maple)
Asarum caudatum (Wild Ginger)
Bulbine frutescens (Stalked Bulbine)
Calycanthus occidentalis (Western Spice Bush)
Cercis occidentalis (Western Redbud)
Cestrum newellii (Red Cestrum)
Choisya ternata ‘Sundance’ (Mexican Orange)
Daphne odora ‘Marginata’ (Pink Daphne)
Hebe ‘Wiri Spear’ (Wiri Spear Hebe)
Helleborus orientalis ‘Red Lady’ (Lenten Rose)
Hydrangea quercifolia ‘Snow Queen’ (Oakleaf Hydrangea)
Lonicera involucrata (Twinberry)
Lyonothamnus floribundus ssp. asplenifolius (Santa Cruz Island Ironwood)
Polystichum munitum (Western Sword Fern)
Rhamnus alaternus (Italian Buckthorn)
Ribes viburnifolium (Catalina Perfume)
Ribes sanguineum glutinosum (Pink Flowering Currant)
Ribes sanguineum glutinosum ‘Inverness White’ (White Flowering Currant)
Rhamnus californica ‘Eve Case’ (Eve Case Coffeeberry)
Rubus parviflorus (Thimbleberry)
Vitis californica ‘Roger’s Red’ (California Grape)
olgatea: (Default)
Ты, чьи сны ещё непробудны,
Чьи движенья ещё тихи,
В переулок сходи Трёхпрудный,
Если любишь мои стихи.

О, как солнечно и как звёздно
Начат жизненный первый том,
Умоляю - пока не поздно,
Приходи посмотреть наш дом!

Будет скоро мир тот погублен,
Погляди на него тайком,
Пока тополь ещё не срублен
И не продан ещё наш дом.

Этот тополь! Под ним ютятся
Наши детские вечера.
Этот тополь среди акаций
Цвета пепла и серебра.

Этот мир невозвратно-чудный
Ты застанешь ещё, спеши!
В переулок сходи Трёхпрудный,
В эту душу моей души.
olgatea: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] dolboboot at откуда произошел знак пацифиста ("пацифик")
этот символ знают если не все, то очень многие. в России он известен как "куриная лапка" или пацифик

пацифик

но мало кто знает, что пацифик, он же знак пацифиста не появился на пустом месте и не был придуман обдолбанными хиппи, равно как и не несет в себе никаких сакральных символов. знак пацифиста разработал профессиональный британский дизайнер Джеральд Холтом (Gerald Herbert Holtom) в 1958 году (именно!)

в основу же пацифика легли два семафорных сигнала, принятых на вооружение на флоте, а именно литеры "D" и "N":

13.12 КБ

почему эти две буквы? все гениальное просто, знак пацифиста Холтом разработал для британской организации под названием Кампания за ядерное разоружение (Campaign for Nuclear Disarmament, CND), а конкретно для антиядерного марша, который должен был пройти по Лондону. аббревиатура ND обозначает "nuclear disarmament", т.е. ядерное разоружение

50.79 КБ

так два знака семафорной азбуки, объединенные в один, стали культовым символом пацифизма.
а будь сэр Холтом более консервативен и менее креативен, пацифик вполне мог получить вид христианского креста - именно так, по воспоминаниям вдовы дизайнера, выглядели многочисленные первоначальные наброски, крест в обрамлении круга.
и правда, история иногда преподносит занятные сюрпризы =)


olgatea: (Default)
В колодце нашего двора по вечерам слышна труба. Трубач по-прежнему репетирует у открытого окна и труба играет так же, как она играла год назад.
На стенах "Первомай- праздник весны и труда", "9 мая - день победы" и рукописное "Весна пришла"
Эти же слоганы вывешены под потолком супермаркета "Алые паруса, вспениваясь от сквозняков, они почти что хлопают как транспоранты на первомайской демонстрации, заставляя посетителей задирать кверху голову, чтобы напомнить им о весне.
Гуляли вчера вечером до магазина за докторской и на углу Чаянова и 3 Тверской-Ямской нашли на ступеньках туфельку-не туфельку, но серебряный полусапог, размера 38го и одинокий. Ася немедленно предположила, что он полон окурков. Но нет.. Выставлен он был на освещённые ступеньки явно намеренно, чья-то инсталляция известного сюжета. Взгляд редких в этот час прохожих привлекал своим одиночеством напоказ. Это мы уже с другой стороны улицы увидели. Свой шаг задержала около ступенек проходящая мимо дама. А на нашем обратном пути какой-то господин даже подошёл и подержал сапожек в руках. Потом поставил на место.
olgatea: (Default)
На всенощную ходили в Высоко-Петровский монастырь.Удивительно, как много людей в Москве приходит встретить Пасху в храм. Слушала по новостям, что в Даниловский пришло 18 тысяч. Мы пошли в Петровский, там службы проходят в бывшей просторной трапезной монастыря, в Сергиевском соборе. Раньше нам только через дорогу нужно было перейти, чтобы там оказаться. Пришли, ещё исповедовали, и народу было не так много, но к началу службы, Ася не смогла уже пробраться к свечному столику. Стояли около окрытого окна и в храме - высокие потолки, воздуху много. Крестный ход вышел к Петровскому бульвару и повернул на Петровку. Колокола как и в прошлом году- на улице, мы, вернувшись через главный вход в монастырь, постояли рядышком, послушали. Звон Петровского перекликался со звоном из Крапивинского переулка. Хорошо!

Пока шли после всенощной домой, на нашем пути встретились ещё 2 храма: Рождества Богородицы у Тверских ворот и Успения Богородицы в Успенском переулке. Оба яркие от свечей и едва вмещаюшие прихожан. А когда перешли через Садовое, навстречу нам шли люди с зажжёнными лампадками уже от Пименовской церкви.
Лампадки разноцветного стекла,вместо лампочек вставленные в люстры, украшают и трапезную Сергиевского собора, где мы были сегодня ночью.
Думали, что встретим знакомых, но никого не увидели.Позавтракаю и пойду к телефону, сегодня пойдём в гости:)

Мы снова дожили до Воскресения:)
olgatea: (Default)
Гуляла до театра кукол и ещё дальше пошла, к Самотёке. На обратном пути в Сущёвских переулках зашла в парк и тамнаткнулась на павильон. Похоже. что парк принадлежан раньше усащдьбе, где пасположился нынче музей прикладного искусства. А павильон в парке оказался рестораном.
"Ресторан l’Albero расположился посреди тихого московского парка в минуте ходьбы от Садовой-Самотечной. Гостей приветствует живописный уголок природы, отделяющий мир городской суеты от неспешной атмосферы l’Albero, где каждый оттенок настроения встречает свой отголосок. Ресторан находится между двух крыльев особняка, благодаря чему l’Albero дарит каждому посетителю ощущение загородного итальянского паллацио в центре Москвы. По словам владельца заведения Андрея Зайцева (известного также ресторанами «Ноа» и «Старый телеграф»), ему хотелось создать по соседству с Садовым кольцом очень тихий немосковский уголок, «чтобы ничто не напоминало о том, что мы находимся в центре Москвы, а было ощущение загородного, уютного дачного места, вдалеке от города».
ул. Делегатская, д. 7, стр. 1 (м. Новослободская, Цветной бульвар)


Название заведения в переводе с итальянского означает «дерево». Символом ресторана стал канадский клен, который гордо и торжественно раскинул свои ветви посреди стеклянной галереи, олицетворяя связь человека и природы. Ресторан привлекает мягкими молочно-кремовыми тонами и современными интерьерными решениями. Дизайном интерьера занимался Андрей Цыганков, ранее работавший над «Cafe Emporio», «Джельсомино Cafe», «Shatush» и «Prado Cafe» в Москве и над «Tiffany`s Cafe» в Петербурге. В ресторане два зала – один золотисто-бордовый, с приглушенным освещением, второй - залитый светом зимний сад, с высокими потолками, панорамными окнами и мебелью, словно вырезанной из слоновой кости. В диванном зале, украшенном зарослями зелени, взгляд приковывают асимметричные колонны, сложенные из позолоченных картинных рам."


http://www.diary.ru/~zatvornitsa/?tag=855&from=40
olgatea: (Default)
Best Answer - Chosen by Asker
He has no name, no home, no family and no background. He steals food, sleeps in the street and survives by not getting caught. He is called a Jew, a filthy son of Abraham, a Gypsy, and Stop Thief. He sleeps in a cellar with a band of boys who are just like him, who steal to stay alive and do their best to go unnoticed by the Jackboots.

The Jackboots control Warsaw, Poland in 1939. They have power, uniforms that shine, and guns. It is not safe to be a Jew, a Gypsy or a homeless orphan. The best thing to be is invisible.

He learns his name is Misha and that he was a Gypsy until the day his family was bombed by the Jackboots, otherwise known as the Nazis. Uri, the leader of the street gang, tells him this. It is Uri who guides Misha through life on the streets, but when Misha sees a girl he knows herded into the Warsaw ghetto with her family, he knows he must follow her.
olgatea: (Default)
Из Сан Франциско до Франкфурта летели 10 с хвостиком. Я читала Пратчета, а Ася - Milkweed. Я наслаждалась, ну если не считать свою зажатую в кресле тушку, конечно, Асечка же недоумевала, её книжка оказалась совсем не лёгким чтением и вызвала у неё настроение "обсудить", поэтому изредка она подсовывала мне страничку на предмет, как я эту страничку понимаю, но я не в состоянии была, поэтому просто не включалась, оставляя ей возможность все вопросы проговорить самой себе, но не больше.
Люфханса не рулит совсем, ОООчень тесно, когда впереди сидящий откидывается, кресло отстреливается на расстояние фита до твого носа.
Вторая её книжка, которую она выбрала уже для проекта reading journal называется Тhe Revealers(by Doug Wihelm) Эту выбирали в классе по спискам, предложенным миссис Хили. Меня, кончно, заинтересовало, какие были другие книги и как и почему она выбрала эту именно. А. сказала, что старалась выбирать не слишком сложную, но и не слишком лёгкую. И она знала, что Миссис Хили не даст ту, что в описании она озвучила как слишком лёгкую, то есть она знает как не заполучить то, чего она не хочет. С тем, как поиметь желаемое, есть всё же небольшие проблемы, может быть так, что много студентов хотят одну и ту же книгу, а учительница хочет, чтобы книги в итоге на презентации были представлены разные, так что есть шанс, что тебе дадут что-то, чего ты вовсе не хотел. Тут лучше отказаться от лучшего сразу и взять просто хорошее(такой тактикой А. и руководствуется обычно, как она мне поведала). Ревилерс ей впрочем отдали без боя, просто потому что она уезжала, и учительница, дотянувшая с выдачей задания до последнего дня, справедливо рассудила, что времени на поиски книги не будет и просто отдала ей ту книгу, что у неё была с собой.
Весь день 1го апреля мы летели, и я читала "Народ или когда-то мы были дельфинами". Ещё не закончила читать: в первый день было много чего сделать. Но всё равно я находила время и читала урывками. И, ви будите смеяться, но Пратчетт для меня весь ещё впереди, это обстоятельство заставляет меня улыбаться предвкушению. Да, я девственно чиста и не читала, потому что не читаю, наверное, из упрямства, из-за чего же ещё, когда бум на книги автора. Правда, если вдаваться в детали, я пыталась начать "Серию событий", которую купила Асе, но чисто из-за соображений родительского контроля;)
Сходила, почитала о нём сейчас:
В список «200 лучших книг по версии BBC» 2003 года вошло 15 книг Пратчетта.
olgatea: (Default)
Весна наступает на пятки. Розовые лепестки уже осыпаются белые-тоько что появились. Вчера, в Прощёное Воскресенье, были у о. Романа
olgatea: (Default)
когда душа таит зерно пламенного растения — чуда, сделай ему это чудо, если ты в состоянии. Новая душа будет у него и новая у тебя. Когда начальник тюрьмы сам выпустит заключённого, когда миллиардер подарит писцу виллу, опереточную певицу и сейф, а жокей хоть раз попридержит лошадь ради другого коня, которому не везёт, — тогда все поймут, как это приятно, как невыразимо чудесно. Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и — вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим — значит владеть всем. — Грэй, глава VII
http://video.mail.ru/mail/tea-roses75/2920/2921.html- режиссёр Левкоев
http://video.mail.ru/mail/tea-roses75/2920/2929.html

о ГРИНЕ http://video.mail.ru/list/mypochta87/bibl/1323.html

Profile

olgatea: (Default)
olgatea

June 2011

S M T W T F S
   123 4
5678910 11
12131415161718
19 202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 01:29 am
Powered by Dreamwidth Studios